Ознакомьтесь с нашей политикой обработки персональных данных
16:01 

#305

Rondine bianca
Ночью перестаёшь верить в утро, а оно всё равно наступает(с)
Название: Эгоист
Автор: O-nee-san
Бета: нет
Пейринг: 6YL!Дино/6YL!Хибари
Рейтинг: G
Жанр: романс ?
Дисклеймер: Амано Акира


В Италии уже неделю не было дождя. Когда столбик термометра показывает за тридцать, земля кажется филиалом ада. В такую погоду хочется забыть все дела и исчезнуть. Дино почти ненавидит верного Ромарио, потому что «в целях безопасности» не может взять машину с открытым верхом. Будь он обычным киллером, никогда бы не взял работу в такую жару. В Японии сейчас, наверное, прохладно и можно выходить на улицу, не опасаясь задохнуться. Во время телефонного разговора Тсуна жаловался на Реборна, заставляющего тренироваться в дождь. Дино завидует: в обмен на свежий ливень он бы согласился на жестокие тренировки аркобалено. Салон автомобиля можно использовать для пыток. Обжигающий воздух царапает горло. Господь за что-то ненавидит этот город.
Каваллоне не помнит, кто решил устроить встречу в старом соборе, может быть это был он сам. От машины до храма 180 шагов. Дино посчитал их специально, чтобы убедиться, что не перестал окончательно соображать. Тяжёлый воздух горчит от перегретого асфальта.
Под высокими сводами пахнет благовониями. Здесь почти прохладно – кусочек неба на выжженной земле. Его приветствует молодой священник, расставляющий свечи к предстоящей службе, и Дино рассеяно кивает ему в ответ. Он думает, что независимо от результатов встречи прольётся кровь. Вонгола не настолько сильна, чтобы позволить себе быть милосердной. Даже Тсуна понимает, что прощать врагов можно только при полной уверенности, что они не нападут вновь, поверив в твою слабость. Каваллоне чувствует себя как-то неловко под осуждающими взглядами святых.
Он проходит мимо длинных деревянных скамей и сворачивает в тень к почти незаметной дверце ведущей наружу. Священник смотрит неодобрительно: эта дверь для служителей бога, – но молчит. Дино бы извинился, если бы это могло что-то изменить. С другой стороны храма словно другой мир. На кладбище ведёт узкая дорога, петляющая между деревьями. Между камнями брусчатки уже давно растёт трава, и дорога выглядит так, словно была построена ещё до возникновения христианства. В тени деревьев идти не так жарко и можно немного расслабиться. Шаги в тишине звучат неестественно громко и Дино невольно замедляется. Сквозь ветки кустов он видит тёмные могильные плиты, и ему становиться стыдно. Он не может вспомнить, когда в последний раз был на могиле родителей.
Каваллоне остаётся только ждать. Сегодня у него встреча с представителем Вонголы. Иногда он не может понять, что заставляет маленькие семьи так безрассудно бросать вызов крупнейшей мафиозной организации. Дино слышит шаги за спиной, но не чувствует опасности. Он не поворачивается некоторое время и отчаянно надеется, что увидит в тени деревьев Хранителя Урагана, который обычно ведёт переговоры от лица Десятого Босса. Каваллоне на самом деле устал от крови. Чем ближе шаги, тем меньше остаётся от надежды. Выбор Хранителя сразу покажет решение Савады.
Дино неспеша поворачивается и откидывает чёлку со лба. Он слишком много грешил, чтобы Бог откликнулся на его молитвы: по вымощенной дорожке к нему идёт Хибари Кёя. Итальянец удерживает себя от тяжёлого вздоха и приветственно взмахивает рукой. Хибари Кёя в мире мафии не имя. Хибари Кёя в мире мафии – приговор. У Хранителя Облака строгий тёмный костюм и ни малейших признаков усталости, словно он не проехал по испепеляющей дороге сотню километров от ближайшего аэропорта. Дино кажется, что тени за спиной Хибари темнее, чем в другом месте. Он наверное даже не удивился если бы у того выросли чёрные крылья и появился хвост.
Каваллоне не знает, что сказать. Он хочет сказать слишком много, но Кая всё равно не станет слушать его, пока не выполнит то, зачем приехал. Дина не может представить, как Туна смог уговорить Облако оставить Нами мори и выполнить задание семьи. Последний раз они встречались почти два года назад. С тех пор Хибаре стал выглядеть ещё опаснее и ещё привлекательнее.
Дина не может не сравнивать прошлое и настоящее. Со времени первой встречи прошло больше шести лет, многое изменилось, а Хибаре так и остался невыносимым эгоистом. Дина получал новости из Японии и знал, что Хранитель Облака по-прежнему не слушает своего босса и делает только то, чего хочет сам. У Дино столько воспоминаний, что он мог бы написать книгу, если бы конечно решился.
Когда Хибари хотел драки, он нападал, не обращая внимания на желания предполагаемого соперника. Он мог уйти посреди разговора, если ему становилось скучно. Хибари никогда не умел просить. Он требовал, не сомневаясь в своём праве получить всё, что угодно. Так было в пятнадцать, так осталось в двадцать один.
Шесть лет назад на другом краю света он сидел в школьном кабинете и ждал своего ученика. Хибари приходил тогда, когда считал нужным и никогда не извинялся за опоздания. К счастью для Дино, схватка с сильным противником всегда интересовала главу Дисциплинарного комитета больше, чем разбирательство с хулиганами, которых можно было оставить на подчинённых. Ждать пришлось недолго, уже минут через двадцать дверь тихо открылась, и Кёя вошёл в свой кабинет. Хибари, как обычно, не ответил на приветствие. На этом привычное закончилось: парень щёлкнул замком двери и остановился, глядя на Дино, наклонив голову и прищурив глаза. Так хищник изучает добычу, которой уже некуда бежать.
Каваллоне в тот раз пообещал себе ничему не удивляться, но сдержать обещание не смог. Трудно оставаться невозмутимым, когда кто-то неожиданно прижимает тебя к спинке дивана. Хибари, не чувствуя ни капли смущения, уселся ему на колени и прижал руки к дивану. Глаза парня были абсолютно спокойны и серьёзны. Дино стало трудно дышать.
– Что ты делаешь? – спросил он с нервным смешком. Спокойствие Хибари пугало больше, чем его злость. Каваллоне мог бы использовать силу, чтобы оттолкнуть парня и уйти, но продолжил неподвижно сидеть на месте.
В ответ Кёя только пожал плечами: догадайся сам. Дино чувствовал себя странно, он был удивлён собственным отношением к происходящему. Тело Хибари ощущалось на коленях приятной тяжестью, а его руки чувствительно сжимали плечи.
– Чего ты добиваешься, Кёя? – изменил вопрос Дино. Близость Хибари приносила некоторые неудобства, и тот наверняка догадывался об этом.
Что бы ни думали окружающие, Хибари прекрасно разбирался в людях. Он мог бы без особых усилий добиться любви окружающих, но не видел в этом необходимости. Свои знания и наблюдения он предпочитал использовать для личного развлечения. В отношениях с другими людьми ему хватало страха и уважения. В тот весенний день, вглядываясь в широко открытые глаза итальянца, Хибари понимал, что поймал его. Поймал на любопытство, на интерес, на удивление.
Вместо ответа Кёя резко сдвинулся вперёд и слабо куснул Дино за губу. Также быстро он отодвинулся назад и на мгновение замер. Не дождавшись реакции, Хибари повторил свои действия, но медленно, давая осознать ситуацию. Тогда, будь на месте Хибари кто-нибудь, Каваллоне бы знал, что делать. Столкнувшись с непонятным необычным поведением своего ученика, он просто растерялся. У него никогда не было каких-либо предубеждений, но представить рядом с собой Хибари было слишком дико.
– Почему ты делаешь это? – Дино даже не надеялся на ответ. Он видел, как парень наслаждался его удивлением. Каваллоне показалось, что ещё немного и полуулыбка на лице Кёи могла бы превратиться в хищный оскал.
– Я так хочу, – улыбнулся Хибари. Он говорил с Дино как с маленьким ребёнком, объясняя элементарные вещи. Для него всё было действительно просто: хочу для Кёи означало имею, ну или делаю (в зависимости от контекста).
В тот день, да и в последующие, Дино понял, что не знал о Хибари слишком много. Ему хотелось заставить нелюдимого парня раскрыться, но его старания пропадали впустую. Хранитель Облака по-прежнему делал, что хотел, а Тсуна, тем временем, не мог понять: почему глава итальянской мафиозной семьи всё свободное время проводит в Японии.
Жить с Хибари оказалось невозможно. Дино спасало только то, что большую часть времени он проводил за работой в Италии. Каваллоне привык к обидным выпадами и вечным капризам, даже начал находить в этом что-то очаровательное. Хибари требовал к себе особого отношения и получал его.
Всё закончилось так же неожиданно, как началось. Три года назад Кёя оторвал взгляд от свежего номера газеты и спокойно сказал: «Закончим это». Дино не один раз пытался получить объяснения и разобраться в их отношениях, но натыкался на непреодолимую стену холодного равнодушия.
Каваллоне перестал разрываться между Италией и Японией. Он получил спокойную жизнь, о которой с Хибари не мог и мечтать, но не почувствовал себя счастливым. После расставания они встречались пару раз. Каждую встречу Дино начинал сомневаться: а было ли между ними что-нибудь, или это всего лишь сон.
Теперь абсолютно реальный Хибари стоит перед ним. В своём костюме японец выглядит как состоятельный деловой человек, трудно поверить, что врагов Вонголы его имя пугает до дрожи. Дино замечает, что Кёя двигается не так, как раньше: чёткие резкие движения сменились плавными и обманчиво ленивыми. Он выглядит так, словно скучает и приехал в поисках развлечений. Возможно, для него так и есть.
К машине они идут через кладбище. Каваллоне обещает себе сходить на могилы родителей после операции. Он смотрит на идущего впереди Хибари и почти физически чувствует, как его мир снова начинает крутиться вокруг одного человека. Стоит закрыть глаза, и мир возвращаться к своему привычному движению. Дино не хочет повторения прошлого так же сильно, как мечтает начать всё сначала.
Машина на стоянке по-прежнему одна: такси Хибари видимо сразу отпустил. Ханеума садиться за руль. От духоты не помогают ни открытые окна, ни кондиционер. Кёя только расстёгивает пиджак и ослабляет галстук. Дино становиться ещё жарче только от одного взгляда на него.
Дорога ведёт за город – глава враждебной семьи, оставив своего заместителя разбираться с проблемами, решил переждать опасность на хорошо укреплённой вилле. Хибари что-то задумчиво рассматривает на экране своего телефона, его совершенно не волнует предстоящая схватка. Каваллоне снова спрашивает себя, что заставило Хранителя Облака участвовать в этом деле.
Дом, который им нужен, виден издалека. Вокруг забора почти на километр ровное поле, чтобы никто не мог подобраться незамеченным. Они даже не пытаются скрываться, приближаясь к высоким воротам. Охрана не будет ждать опасности от легковой машины, пока не станет слишком поздно. По известной информации в телохранители набраны люди сильные, но плохо обученные. Дино устал от крови, он не хочет убивать охрану, которой не повезло с нанимателем. Его мнение, скорее всего, снова не будет взято в расчёт. Хибари приказывает: «Жми на газ», – и ворота с жутким скрежетом вырывает из петель. Вилла явно строилась для летнего отдыха, кованная ажурная ограда не способна защитить от удара на такой скорости. Каваллоне немного жаль почти новую машину.
Кёя выходит из машины медленно, словно он не находиться под прицелом по меньшей мере двадцати стволов, не говоря уже о тех, кто еще не успел отреагировать на нападение. Он разминает шею и щуриться от яркого солнца. Дино с удивлением отмечает, что волнуется за безрассудного Хранителя Облака больше, чем за себя. У Хибари нет никакого инстинкта самосохранения, он бросается вперед одновременно со звуком первого выстрела и практически исчезает. Его жертва даже не успевает понять, что случилось, а Кёя уже далеко. Идти за ним не имеет смысла.
Каваллоне отправляет в беспамятство последнего противника, когда в доме замолкают выстрелы. С некоторым облегчением он замечает, что многие охранники ещё дышат и могут надеется на долгую жизнь, если сменят работу. С главой этой семьи Хибари уже покончил и теперь без интереса рассматривает коллекцию индейских масок над камином. Дино смотрит, как кровь впитывается в светлый ковёр, и не может вспомнить, когда это стало для него привычным.
Дорога обратно занимает больше времени: им приходится взять машину из гаража рядом с домом. Машина не разгоняется больше восьмидесяти и дважды глохнет. Хибари снова молчит, он только называет название отеля, где остановился. Дино чувствует себя водителем такси и раздражённо сжимает руль крепче. За такое отношение ему хочется ударить Хибари, но он криво улыбается в ответ. Ханеума оставляет машину на стоянке вместе с ключами: если её угонят будет только лучше.
Японец остановился в том же месте, что и он. У него номер на том же этаже, но с другой стороны от лифта. Когда Кёя берёт ключ от своей комнаты. Дино замечает на его рукаве пятна крови. Желание поговорить становиться всё сильнее. Подождать Каваллоне у лифта Хибари не считает нужным, и Дино приходиться догонять его почти бегом. Раздражение ворочается в груди просыпающимся зверем.
– Нам надо поговорить, – спокойно произносит Каваллоне. В этот момент он как никогда чётко понимает, чего хочет. Ему кажется, что у Облака Вонголы есть какая-то неизведанная сила, которая заставляет думать о нём, мешает забыть его. Он думает, что шесть лет назад совершил страшную ошибку, нарушив границу, которая разделяет ученика и учителя.
– Не интересует, – бросает Хибари, не оборачиваясь. Его комната дальняя по коридору, до неё восемнадцать шагов. Дино считает шаги Кёи, чтобы успокоиться и не закричать на него. Он не хочет устраивать разборки в отеле: здесь слишком велик риск задеть кого-нибудь постороннего.
Каваллоне закрывает дверь в свой номер и зло пинает подставку для цветов. Он всегда знал, что Хибари не волнует чужое мнение; глупо было ожидать другой реакции. Где-то в глубине души он чувствует и свою вину за то, что давал парню всё, что тот хотел, и не мог отказать. Он сам вырастил из самоуверенного мальчишки непримиримого эгоиста. Теперь остаётся только пожинать плоды своей глупости.
Каваллоне бросает смятую футболку на кресло и, не останавливаясь, проходит в ванную. Ему просто необходим душ, чтобы успокоиться. Прохладная вода освежает голову и успокаивает его раздражение. На какой-то миг у него возникает странное тревожное чувство, но оно быстро исчезает. Вытирая голову, он вспоминает о Хибари, остановившемся так близко, и решает улететь сегодня же. Это даже нельзя назвать бегством – это единственный доступный ему способ борьбы с эгоизмом. Он одевается и выходит их ванной. Его преследует мысль, что он что-то упустил.
Хибари сидит на диване в его номере. Дино не интересно как он вошел и что ему надо. Дино боится, что с трудом достигнутое спокойствие разобьётся от пары фраз. Каваллоне садится напротив: Хранитель Облака не пришёл бы просто так – если он здесь, что-то случилось. Ханеума не собирается начинать разговор первым. От тишины закладывает уши, словно они находятся на дне моря.
Хибари рассматривает его с какой-то особой тщательностью, пока Дино не начинает злиться. Наконец Кёя удовлетворённо хмыкает и одним плавно-быстрым движением встаёт с места. На его лице такая хищная ухмылка, что Каваллоне сдерживает желание ударить его.
Дино кажется, что он вернулся в прошлое. Только на этот раз мужчина способен более-менее объективно оценить ситуацию. Когда Хибари с силой заставляет его откинуться на спинку, ощущение абсурда усиливается. Хранитель Облака захотел немного поиграть. Глядя в чёрные прищуренные глаза, Дино понимает, что легко мог бы возненавидеть этого человека.
Из коридора доносятся приглушённые голоса, и Каваллоне разрывает зрительный контакт. Итальянец отталкивает Хибари от себя с каким-то приятным злорадством: Кёе давно следовало научиться получать отказ. Дино уже не двадцать лет, он не собирается развлекать избалованного Хранителя.
– Убирайся, – злиться Ханеума. Он надеется, что Кёя обидится и уйдёт к себе. Он боится, что сорвётся и при этом не знает, что страшнее: поддаться Кёе или подраться с ним.
– Наконец-то, – непонятно чему радуется Хибари, не двигаясь с места, он наклоняется ниже и полушёпотом признаётся, – ненавижу идиотов, которые не могут решать за себя сами.
Хранитель Облака рывком поднимается на ноги и неспеша идёт к двери. Дино смотрит на его спину и пытается понять эту странную для него логику. Логика теряется, когда он думает об отсутствии у Хибари галстука и верхней расстёгнутой пуговице. Кёя выходит в коридор, почти незаметно кивая головой. «Решай сам», – слышит в этом жесте Дино так отчётливо, словно фраза была произнесена вслух.
«Уже решил», – понимает Каваллоне, когда осознаёт себя стоящим у двери последнего по коридору номера. В конце концов, если это его решение, значит, он свободен в выборе; значит, у него есть возможность исправить свои ошибки и заняться воспитанием этого невозможного, но любимого эгоиста.



@темы: фанфикшн, Хибари Кёя, Дино Каваллоне, fanfiction, Hibari Kyoya, G, Dino Cavallone

Комментарии
2012-08-14 в 00:44 

Ниал
кофейная колыбельная
Есть очепятки, но мне понравилось)
Тут Кёя такой, каким я его вижу, а то понаделуют их свободолюбивого Облачка влюблённую деваху ==

2012-08-24 в 21:16 

Rondine bianca
Ночью перестаёшь верить в утро, а оно всё равно наступает(с)
Рада, что понравилось
Не понимаю, почему в одном из абзацев Дино вдруг поменялось на Дина ?

2012-09-05 в 18:00 

Blue wolf
Яой в массы! И мир вымрет)
Очень понравилось

   

Dino x Hibari Community

главная