Oz Vessalius
Труднее всего отказаться и забыть не самого человека, а ту мечту, которую он подарил, а ты поверил.
Здрасте +.+ Вот я и вспомнил об этом соо х) Поделится хочется и своим "творением" и некоторыми вещичками, найденными на просторах интернета... И еще - вся информация уже выставлялась ранее - тапками прошу не сильно калечить.

AMV




И фанфики х) Мои и не только.


Название: В глубине
Автор: Oz Vessalius
Бета: Нет, поэтому автор полностью принимает тапки за невнимательность и безграмотность.
Категория: Слеш
Фендом: KHR
Пейринг: D18
Рейтинг: PG (слабенький такой)
Жанр:романтика, мм... поседневность?


Это было всего лишь расточительством, считать так. Холодным, жестоким и крайне эгоистичным расточительством. Каждый раз терять столько времени на какого-то влюбленного дурачка. Хибари чуть приподнял голову, прикрыл глаза и посмотрел на дверь. В комнате уже никого не было, но взгляд темных глаз не переставал смотреть, словно в надежде что-то там увидеть. И все же он тратил эти часы, эти драгоценные полдня, чтобы увидится с этим человеком. Зачем? Ключевой вопрос… И не то, чтобы Кея не знал ответ или не желал знать. Скорее, каждый раз признаваться было сложно. Каждый раз, вытаскивая его, этот ответ, наружу, внутри будто оставалось пусто, безнадежно… потому что он тот, кто позволил. Тот, кто опустился. Поэтому пусть будет внутри все заполнено, однако не так пусто, когда признаешься. Даже если это всего лишь признание самому себе.
Кея неслышно, едва уловимо даже для самого себя вздыхает. Он сидит в постели, полностью укутанный в ворох простынь вместе с перепутанным одеялом. Сидит, прижав колени к груди, положив голову на них. И все так же смотрит. Ни расстройства, ни горечи – ничего. Он любит тишину, считая ее своей давней знакомой. В ней можно раствориться, окончательно погрузится в себя и умиротворится спокойствием. Да, вокруг было так тихо и это ложилось бальзамом на душу. А с противоположной стороны садится солнце, и своими теплыми, светлыми лучами проникает в комнату, заполняя все пространство. Они (лучи) нежно касаются стен, пола, проходя через стекло окна и создавая причудливые орнаменты из различных четырехугольников. Так же оранжево-алый поток затрагивал мебель, меняя краски вокруг, и комната, казалось, залита солнцем, его поразительным ярким и насыщенным цветом. Белизна постельного белья так же казалось бледной и загрязнено-белой, хотя это и было не так. И бледная кожа не осталась в стороне и теперь казалась светло-персиковой вместо светлого фарфора. Однако черные как смоль волосы остались неизменны, лишь оттеняя светлые лучики, пытающихся и здесь поиграть в бликах прядей.
Нужно было вставать. Кея не привык так долго проводить время в постели, тем более один. Зашуршали простыни, тихое сопение. Юноша медленно поднялся с места, выбираясь из вороха ткани, попутно выбирая одеяло из всей общей кучи. Хибари медленно встал, накидывая на обнаженное тело легкое одеяло. Оно казалось мягким и легко скользнуло по острому плечу юноши. Неожиданно его передернуло – окно было приоткрыто, и в комнату проникал прохладный воздух. Но от этого ли передернуло? Связано ли то, что эти запоздалые мурашки были следствием отнюдь не свежего воздуха с улицы?
Нет. Пусть пустота сегодня повременит с приходом – Кея не хотел видеть эту подругу у себя в гостях. Пусть в уши лучше давит эта спасительная тишина… И темные глаза обглядели светлую комнату в нежных тонах. И стоял. На кровати. С одеялом в руках. И потом Кея перевел свое внимание на окно – точнее, что за ним. Такое неестественное черное пятно на фоне асфальта, так же погруженного в оранжевые тона. Ничего не показало в тот момент на некое возбуждение Хибари о догадке, которая медленно скользнула в его сознании. Эта машина. Глаза заблестели. В них читалось все: удивление, злость, раздражение и призрение. Однако, этот блеск был несравним ни с одним из этих чувств. Только с тем, что Кея скрывал, старательно давил и не давал выйти наружу, когда рядом не было этого коня. Только в тот момент он…
Хибари знал, что он здесь. Знал, что никуда не уехал и лишь проторчал этот час у подъезда, не решаясь зайти, мучаясь и то и дело, гоняясь от машины к подъезду и обратно. Кея знал, как только его взгляд упал на машину. Слишком просто, слишком ясно, но слишком непредсказуемо. Зачем, что, как, где? Эти вопросом вихрем пролетели мимо внимания юноши.
Легкое касание, казалось, ударило током похлещи, чем молния – деревцо. По всему телу прошелся этот заряд, хоть само оно осталось спокойным – будто его никто и не касался. Но Кея чувствовал… Эти горячие руки, казалось, могли обжечь любым касанием, любым жестом. Одеяло слетело прочь, а чужие ладони начали легко прогуливаться по мягкой коже. Прошла будто вечность, прежде чем обе руки скрепились в замок прямо на животе. Ухо обдало чужое дыхание, а потом последовал легкий поцелуй в шею, пропитанный гораздо большей интимности, чем странный и обжигающий в губы. Мягкие, теплые губы покрыли шею, которую Кея так легко подставил, поцелуями, не оставляя следов. Просто нежность, но такая, что заставляет дрожать, предчувствовать вновь бездарно потраченные часы, когда все тело горит, просит, нет, требует удовлетворения. И эта горячность в каждом движении, поцелуе, дыхании. И знакомый до самого сердца души голос шепчет, хотя юноше кажется – кричит.
-Кея…


Название: "Рана"
Автор: Oz Vessalius
Бета: Гордыня
Категория: Слеш
Фендом: KHR
Пейринг: D18
Рейтинг: PG
Жанр: Ангст ER (Established Relationship)Экшн (action)
Размещение: С разрешения~
Предупреждение: возможен ООС, который я так старательно избегаю.
От автора: Меня стукнуло - написала.... А вот зачем... хД В общем, прочитала три фанфика, схожих по сюжетной линии - тоже захотелось что-то такое написать...
ВНИМАНИЕ!
И лучше прочитать заранее эти два фанфика т.к. писалось на их основе:
"С широко закрытыми глазами" - www.diary.ru/~d188059/p92134454.htm (начало всех начал хД)
"грозовые облака" - ficbook.net/readfic/3018
Так же есть другое "продолжение" на основе "Облаков":
"Похищение" - ficbook.net/readfic/3490

И Альтернативный вариант "Похищения" так же есть и написанный тем же автором. Но у меня мм... сиквел именно "Грозовым облакам"

Хибари снова покалечил всех, до кого смогли дотянуться его тонфа – а это практически все. Сломанные ребра, запястья, руки, пальцы, носы… - ничего из перечисленного не волновало самого разрушителя. Очередное задание, которое не имело сейчас никакого значения. Единственное, что сейчас мог Хибари – это срывать свою раздражительность, гнев, накопившиеся за эти два месяца. Уничтожить все, что раздражало, все что мешало и банально мозолило глаза. А нужен был лишь повод… и объект.
Последнее всегда находилось быстро из-за того, что семья Каваллоне потеряла своего лидера на целых восемь недель. И это не могло не отразится на Вонголе. Все же, учитывая, как эти два травоядных были близки… Но это все предрассудки. Вонгола и Каваллоне давно сотрудничали с друг другом, а как только вторая семья ослабла – ее попытались захватить силой. Разве не разумно? Или, лучше сказать, уничтожить с потрохами. И, естественно, Вонгола не могла не засунуть своего длинного носа в это дело. Савада вообще любил спасать всех и вся, кто только приглянулся ему и оказался совсем не замешан в тех переделках, что затевала мафия против него. Хотя в этот раз это была лишь «помощь другу». Как идеалистично. Этот самый «друг» пропал уже чуть меньше двух месяцев назад – и еще неизвестно что с ним сделали…
И из-за этого всего было много шума. Кея вообще поначалу хотел разобраться со всем самостоятельно, но не смог. Нужны были все хранители, чтобы поддерживать хоть какой-то порядок. В частности в том случае, если будет угрожать опасность большого масштаба. Но Хибари до этого не было дело в частности – он лишь изредка откликался на «просьбы» Савады. Юноша в последнее время ходил темнее тучи, став разговаривать еще реже. Казалось, с первого взгляда, что все, что бы не делал брюнет – делалось на автомате. Но это лишь на первый взгляд. И лишь некоторые знали, что кроется за этими автоматическими движениями. Думал. Если во время миссий у него преобладали чувства, то в более спокойной обстановке (не учитывая, когда он приходил в штаб Вонголы) он предпочитал размышлять. Не важно о чем – лишь бы анализировать. Будь то будущая миссия, какие-то проблемы в Нанимори или же…известия о Дино Каваллоне. Ромарио иногда доставлял ему ту или иную информацию, но хранитель предпочитал сам разузнать о местоположении пропавшего.
Тогда он узнал, узнал – но было слишком поздно. Добравшись до места самым первым, он ничего не обнаружил, кроме крови, разодранной одежды и кнута. Увиденное шокировало, хотя все было не так уж и страшно. Просто… понимание, что опоздал, что не успел… и что его опередили. После этого Хибари не сдерживался и избил всех, кого обнаружил. Так как он был один, то никого кроме его и врагов здесь не было. В ту ночь началась буря и в том поместье разразилась жестокая драка.
Но Кее пора было уходить. Это кровавая комната напоминала ту, где когда-то держали Дино. А валящиеся вокруг тела – не что иное, как простые декорации, без которых можно было и обойтись. Он выполнил задание, теперь можно и возвращаться… чтобы опять окунуться в собственную задумчивость. Чтобы не вспоминать, чтобы просто не вспоминать…

-Кея!
Хибари опять замахнулся тонфой, но в этот раз его оружие задержал кнут. Несмотря на слепоту, теперь Дино мог себе позволить такой трюк. После их то тренировок… И вообще, он стал необычно чувствительный к окружающей среде, что было весьма трогательно. Кто здесь был слепым как крот? Хотя… это было сильно сказано, даже для Каваллоне.
-Что?
-Это я должен спросить! Что значит, ты мне запрещаешь там показываться?
-Я занят в этот день – значит, ты никуда не пойдешь.
-Не говори так, будто я не справлюсь!
-Но это так.
Холодный бесчувственный тон. Как всегда. Но Кея ощущал, что этому тупому коню обидно, но это не имело значение. Хранитель Вонголы не намерен был отпускать мужчину одного, учитывая, что этот Цукаса Номура ему нисколько не понравился. Даже наоборот – парню лишь бы был дан повод забить эту противную рожу до смерти… И то, что Дино был слепой его не оправдывало – Кея каждый раз замечал, как извращенец посматривает на его травоядное. И кто после такого вообще позволит встретиться с таким человеком?
Но выражать все это Хибари не собирался. Сугубо его личное мнение, которое он никогда не озвучивал. Это чувство собственности… оно никуда не уйдет уже и будет всегда, но в сочетании с упертостью и гордостью этого коня…
-Кея…
-Мне пора.
Отвернувшись и убрав оружие, Хибари вышел из кабинета. Ему нужно было на самолет - на этот раз его ждала Англия. Разговаривать с Дино не было времени, как и желания. Если это травоядное не понимает, поймет потом. Но Кея и предположить не мог, что Кавеллоне вытворит такую глупость и все же поедет на встречу. Кто же мог знать… Или это сам брюнет был беспечным? В последнее время с Дино творилось что-то странное, но это было еле заметно. Хибари думал, что само пройдет... Но он пошел на эту встречу!

Пошел… И теперь два месяца, целых два месяца… Хибари не был в поместье, где когда-то они жили. Он все время останавливался в ненавистных гостиницах – но лишь бы не в том доме, где они жили. Все раздражало до ужаса. Каждая вещь, каждый объект – даже сама атмосфера. Именно поэтому он каждый раз ночевал в совершенно незнакомой комнате, с совершенным безразличием.
Холодны простыни обжигали кожу, напоминая о ране, что теплилась в груди. Она никак не желала закрываться, чтобы Хибари не делал. Она гнила и болела, давая ощущения нереальности происходящего. Но этой слабости юноша не поддавался – ни за что. Ни что не может его контролировать, но… Но… Эта боль не отступала, то и дело напоминая юноше, кто виноват. Повернувшись на спину, Хибари ясно слышал, как тикают часы, за окном проезжают машины и дует ветер, тряся рамы так, что те глухо стонали. Тишина казалось такой оглушающей, несмотря на весь мелкий шум.
Что же дальше? Постепенно так гнить, вырезая рану своей гордостью или же просто откинуть это чувство? Вспоминается теплая улыбка, и, несмотря на слепоту, осторожное, теплое касание нежных пальцев к щеке. Тихий шепот и горячее дыхание. А так же…Обида, гнев, смущение, не понимание и детская, неописуемая радость… Хибари усмехнулся. Ну, уж нет. Он найдет этого коня, чтобы с ним не стало – он его. И горе тому, кто посмел его тронуть. Слащаво? Возможно. Но вряд ли этого «кого-то» Кея пожалеет, даже при всей своей… уступчивости.
Это было давно принято, с тех пор, как Хибари стало известно, что Дино похищен. Но каждый раз он себе напоминал об этом, чувствуя, что рана начала снова саднить. Чтобы он позволил, чтобы какая-то боль сломила его? – Этому не бывать. Больно всему живому, не исключая никого – рано или поздно она проходит и остается только память. И Кея позаботится, чтобы память осталась смутной, чтобы ее заглушало это неразумное существо, что находилось рядом.

-Где он?
Хибари только вернулся. Англия ему не понравилась – одни туманы и дожди. Мерзость. Да и город не имел ничего общего с Японией, как и с Италией. К последнему городу он ужасно привык – что и не стоит отрицать. Эти постоянные разъезды… Но быстро уладить дело – один из принципов хранителя облака. Тем более, он был не спокоен насчет их разговора с конем. Зная Дино, тот мог вытворить что угодно, чего чаще всего и ждали многие. Но на этот раз Кея наделся на благоразумность блондина и только поэтому уехал.
Пройдя мимо Ромарио, он хотел было громко войти в кабинет, где обычно в такое время заседал босс Каваллоне, и проверить о возможности нахождения там его травоядого, но его остановила тишина. Обычно этот мужчина, что всегда вертелся возле босса, никогда не упускал случая что-то ему сказать, а ответить на вопрос - тем более. И это странное выражение…. Но... на этот раз…
-Что такое?
Но Ромарио все молчал. Синие глаза сверкнули, Хибари обернулся, теперь внимательно смотря на подчиненного Каваллоне, требуя ответа.
-Его там нет, Хибари-сан. Он... не вернулся.

-Аа… - Еле слышное.
Кее все-таки приснился кошмар. Это бывало редко, но метко – состояние было ни к черту, как и настроение. Из-за недавнего воспоминания так на него подействовало, что окончательно испортило настроение. И юноша думал только обо дном(думать обо дном это даже круче чем думать о дне..) – поскорее найти и забить до смерти всех, кто довел его до такого состояние, что еще сняться кошмары…
А сон был вполне обычным – никаких ужасающих красок. Просто кромешная тьма. Она сгущалась вокруг, давила и душила. И… ничего. Вокруг пусто, словно и не было в мире ничего того, что сейчас окружало брюнета. Длилось это лишь мгновение – даже не казалось, что прошло уже полночи. Удивительная вещь – человеческий организм…
Тяжелый вздох. Хибари все же встает с кровати, хоть вставать еще было очень рано. Четыре часа утра. Видимо, сегодня выспаться ему не удастся. Это не расстраивало, сон все же один из тех качеств, которые Кея воспринимал как должное. Но вот если какое-то травоядное помешает ему спать… В данный момент это бы закончилось весьма плачевно. Но вряд ли об этом думал хранитель облака, избивая каждый раз кого-то за нарушения тишины в его присутствии.
Взгляд обратился в окно. Скоро будет светать, но небо было все таким же непроницательным и темным. Напоминала ту бурю, когда юноша ворвался в поместье. Тогда облака казались тучами, но дождя не было. Зато сильный ветер чуть ли не сметал все на своем пути. Но этим утром погода была благосклонна – на небе не облачка, как и ни одного погодного недостатка. Тишь и гладь…
На протяжении этих двух месяцев…
Неожиданно постучали. Кея, не вздрогнув, повернул голову к двери, словно хотел ее внимательно изучить, но в тот же миг с его губ сорвалось тихое: «Войдите». Кусакабе. Впрочем, в этом было ничего удивительного. Хибари сказал, где он находится только ему. Возможно, еще Вонгола в курсе, но сейчас не это волновало юношу. Он просил беспокоить его только по одному поводу. А значит…
-Ке-сан. Нашли… дом. Но их там уже нет.
-Координаты.
Кусакабе послушно подал Хибари листочки, как-то с беспокойством глядя на молодого мафиози. Тот лишь изучил бумаги и как-то нехорошо улыбнулся, чего и боялся подчиненный.
-Прекрасно.
И не оставалось сомнений, что теперь разразится еще одна кровавая бойня.

До того разговора, до того как он уехал, далеко до того происшествия…
-Ты идиот?
А в ответ слышан только смех. Хибари нахмурился, усаживая Хиберда себе на плечо. Птичка прилетела только что, явно почувствовав, что очередная тренировка закончена. И как комично – теперь ученик тренирует учителя… Но сейчас не об этом явно шла речь. Услышав от одного пустоголового коня, что он собирается попутешествовать в следующие выходные, хотелось лишь одного – устроить дополнительную тренировку и поскорее избить блондина до смерти. Но, увы – это было не в его графике. А как жаль…
-Я серьезно. – Дино стоял около крана и с удовольствием оттряхивал мокрые волосы. Он всегда так приучился делать. Холодная вода освежает, притупляет боль от ссадин и ушибов, а так же просто позволяет проснуться, что он наконец не на тренировке…
Тихий вздох. Кея нахмурился, отводя взгляд. Недовольство ярко отражалось на его лице, а в голове витали мысли о том, что он об этом думает. И всего фраз, готовых сорваться с языка было две: «Не пущу» или «Забью до смерти». Впрочем, обе фразы ясно показывали, насколько брюнет был против и что явно не собирается, как и соглашаться, как и отпускать.
На этот раз, после множеств заверений (не со стороны Хибари), этот... это простодушное травоядное хотело слетать в Японию, где сейчас находился босс Воноглы. Зачем это было делать, тем более в одиночку? Ладно, почти в одиночку – пара людей все равно не в счет. В прошлый раз их-за подобной задумки он чуть ли серьезно не был ранен, сейчас – хочет в Японию…И в будущем – опять глупая встреча с тем травоядным! Как капризный ребенок!
Но Каваллоне не видит его выражения лица и не может понять, как хранитель облака против этой затеи. Но сказал он уже все – и больше добавлять он не стал. Если ему не хватило прошлого урока – хватит этого. Но где-то в глубине души юноша все же думал, что Дино останется в Италии, что он не настолько безрассуден.
Молча повернувшись, Кея пошел прочь. С конем в последнее время творилось что-то не ладное – будто с цепи сорвался. И все лезет, лезет в неприятности И это идея со встречей, о которой он упоминал ранее…. Это утомляло. Мимо пронесся Ромарио, но Хибари уже скрылся за поворотом и направился домой, тем самым показывая, что разговаривать сегодня с любовником он не собирается.

Кап. Кап. Кап. Хибари вздохнул, взмахнув тонфой. С нее полетели капли крови, оставляя свои следы уже на полу, на стенах… Здесь было мало тех, кто умел драться, в частности одна прислуга. Но ею займется уже Кусакабе. Подчиненный побаивался подпускать к ним злого хранителя облака. Хотя слово «злое»… явно в данным смысле неуместно – привычное «раздражен» подойдет гораздо лучше.
Спрятав цепи, свисавшие с оружия, Хибари посмотрел на свои руки. В крови. И лишь костюм, каким-то образом, остался цел – в смысле чистый. Его даже не смогли задеть… и такие слабаки похитили Дино? На губах заиграла усмешка. Прекрасно! Может и прятаться они умеет мастерски, а вот драться… И этот дурак проиграл кучке таких вот ничтожеств, которые и защитить какой-то домик не могут! Не то, что свои жизни даже… Но пока Кея никого не убил – впустую тратить силы… Пусть он и зол, но убить он хотел лишь одного.
Юноша прошел наверх, проходя мимо зеркала. В нем всего секунду мелькнуло отражение брюнета. Горящие синие глаза безразличием ко всему, что здесь находилось, в руках неизменные, окровавленные тонфы, которые он не спрячет в ближайшее время – пока не скроется из этого помещения - и приличный черный костюм со знакомой фиолетовой рубашкой. Но вот силуэт мелькнул и исчез, а Кея последовал дальше. В ту комнату, о которой ему так любезно рассказали, после десяти минут избиения. Дверь распахнулась. Книги, полки, какие-то безвкусные мягкие игрушки, словно здесь жил ребенок, и самое главное – в центре большая, двуспальная кровать. Хранитель остановился перед ней.
-Тупое, ты, травоядное… Дино…
Голова опустилась. Возникшее неясное чувство вины никуда не хотело деваться. Оно возникало особенно остро в тот момент, когда Хибари видел неуклюжее, даже после стольких тренировок, состояние Каваллоне. Как тот случайно ронял бокал, или спотыкался об ту чертову и бесполезную лестницу. Без разницы как проявлялась это его неуклюжесть, даже если рядом был один из его подчиненных. Он понимал кто виноват, но так же не мог сказать ни слова. И гордость, и... Дино. Блондин сам выбрал себе такую жизнь в тот момент, когда согласился стать донерм для Кеи. И не подумал же, сволочь, что от этого второму будет только хуже…
Но тем не менее. Бросить его даже таким? Оставить? Забыть? Этого уже Хибари не может. Он знал это и не мог не признать. Когда сняться такие кошмары, когда приходишь в безумие от одного слова, когда уже не можешь разлюбить…И лишь одно возможно: быть просто рядом. Но нет, без приключений Каваллоне не мог и всегда искал их на свою пятую точку!
Оглядел кровать. По словам того травоядного здесь держали пленника. Такая большая кровать… Руки сами сильнее сжали тонфы. Уже…уже два месяца прошло. Что с ним успели сделать? В каком он состоянии? И смотря сейчас на спальное место, Хибари не мог не заподозрить основного. Юноша закрыл глаза. Он не мог не помнить этот взгляд. Не мог не запомнить эти черты лица. Этот яд, во взгляде на него. Тот, кого бы он и близко не подпустил… Кто так мягко исчез после исчезновения босса Каваллоне…
- Цукаса… – Прошептали губы, а глаза чуть приоткрылись .- Номура.
Захотелось разнести все в этой комнате – вплоть дл стен. Разнести, уничтожить, разбить. На кольце мелькнуло пламя и тут же исчезло. Он понимал, что вскоре сюда заявится и Вонгола – Кусакабе не мог не послать им сообщение. С одной стороны – так надоело, а с другой полное безразличие. И все же, руины после себя хранитель облака оставлять не спешил и не привык. Он уже избил всех способных держать оружие в этом доме, а гнев все не улегся. Словно пожирал изнутри, заставляя идти на опрометчивые поступки.
Но голова на плечах тоже имеется, чтобы подавить чувства, заставив вспомнить, что ничем хорошим это кончится не может. И тем более, так ли ему нужно разрушать этот особняк? Груда камня, построенная слишком безвкусно. Даже дом Каваллоне и то выглядел краше… тихо фыркнув, Кея покинул комнату, на последок все же разрушив полстены подле входа – для профилактики.

Людное и шумное место. Все раздражало до крайности взять тонфы и избить рядом находящегося человека. Но Кея терпел, попутно оглядываясь на травоядных, что окружали их. Итальянцы. Очередная бессмысленная поездка, в которой юноша участвовал лишь по прихоти одного человека (хотя лично Хибари не считал его таковым – в иные моменты), идущего так радостно и в то же время так спокойно, если сравнивать с темноволосым спутником.
И зачем он только согласился…
-Почему-то мне кажется, что ты недоволен.
-Не кажется.
Тихий смешок, но Дино продолжал неуклюже пробираться вперед по улице. Довольно медленно. Однако все же именно блондин тащил за собой Хибари, держа того за руку. Такой расклад совсем не нравился Хранителю, но он молчал. Пока… В этой толпе было бы не удивительно потерять этого глупого коня, а это сейчас никак нельзя допустить. Будет потом ходить как брошенный кот.
-Кея…
Резкий поворот, и брюнет оказался зажат к стене, в маленьком, едва видимым с большой улицы, переулке. Рядом, тут как тут оказался Дино, наклоняясь над ним и неуклюже уткнулся носом в лоб, улыбнувшись. Каваллоне любил удивлять, и Кея ответил тем же отпихнув его, но не так просто было все как казалось. Блондин просто прижал юношу к стене, не давая лишних шансов двигаться.
-Когда ты раздражен, только так тебя можно заставить слушать…
Тихий голос, обжигающие дыхание на лице… и аромат дорого парфюма. Хибари вздохнул, отводя взгляд, и ничего на фразу не ответил. Он часто молчал, но иногда с этим травоядным не выходило, кроме как бросаться весьма длинными фразами…
-Ты собирался прогуляться?
Вместо ответа Дино опять улыбнулся, наклонился и так же неуклюже коснулся губ юноши. Теплота близкого человека, его запах и умиротворенное дыхание. Легкий поцелуй нес в этот раз за собой гораздо больше интимности, чем страстный и горячий. Глупая нежность и чувство умиротворенности – все это было очень дорого. До боли.

Кея открыл глаза. Непрошенное воспоминание так и лезло в душу. Оно было одним из тех, что юноша изредка пускал к себе, вспоминая о прошлом. И сейчас, это было некстати. Очередной бесполезный поиск, а в голову лезет черт знает что. И это совсем нехорошо.
Юноша закрыл глаза, на минуту сосредотачиваясь только на себе. Вздох. Выдох. Едва слышное собственное дыхание. Кея успокоился весьма быстро, а воспоминание поблекло. Голубые глаза приоткрылись, вглядываясь теперь внимательно в обстановку. Губы тронула улыбка. Очередная база предстала в виде особняка, правда на этот раз одноэтажного и более… простого. Впрочем, это не имело большого значения – просто теперь мало пространство для поиска... и чужого бегства.
Но вот эйфории от предстоящего веселья не было. Нет так - она просто была не такой торжественной и всепоглощающей, чем обычно. Что-то изменилось? Не ясно. Хибари снова опустил взгляд, впрочем прекрасно ощущая все, что происходит вокруг. Шум листвы. Свист ветра. И тихий «голос природы»: от неясных шорохов до птичьих голосов. Хранитель облака находился за городом, далеко от того городка, где недавно останавливался. Впрочем, дорога была не такой тяжелой, как представлялось Кее. Не для него, просто уже привыкшего перебираться с место на место в кротчайшие сроки. Привык. Как быстро невольно начинает нравиться такой образ жизни, хотя совсем недавно ты спешил возвратиться совсем в другое место, Хибари Кея.
И юноша начал тихо спускаться в низ, попутно доставая тонфы. Вот и сквозь густую, зеленую еще листву начали проглядываться очертания здания. И хотелось лишь одного – поспешить. И правда, будет нехорошо здесь задержаться из-за парочки другой неопытных и слабых бойцов. Не имело смысла. Учитывая, что завтра вечером ему нужно быть в штаб-квартире по просьбе малыша…
Крик о помощи прозвучал как-то приглушенно. Лишь глухой удар, как чужой голос оборвался. И в то же время, это травоядное успело нажать на рацию, чтобы его крик услышали все, но для Хибари было меньше хлопот. Он уже ворвался в главный холл, нисколько не заботясь о конспирации. Это и так уже было не нужно… И вокруг как всегда собралось множество крыс, явно не понимающих, что он забьет здесь и сейчас всех… до смерти если повезет.
Удар. Удар. Удар. Несчетное количество взмахов и поворотов, криков и хруст костей. Хибари устало вздохнул, поглядывая на уже явно нерешительных и точно напуганных противников. Слабаки. Поскорее хотелось втоптать их в землю, чтобы поняли, с кем связались…и успели пожалеть. И Кея не остановился. Не давая ни секунды отдыха, он снова и опять взмахнул своим оружием. Блеснуло пламя…
Через пять минут он прошел дальше, нисколько не обращая внимания, что после себя в холе остались лишь руины, хотя в них виноват точно не он – лишь косвенно. Провел скучающий взгляд и резко направился в том направлении, откуда, ему казалось, шло намного больше бойцов – там-то есть что-то интересное, коль до этого расположены они были все в одном месте. Полуулыбка, лишь для самого себя и спешка лишь для того, чтобы закончить все побыстрее, не теряя времени на это подобие бойцов.
И вот он предстал перед какой-то комнатой, оказавшийся «тупиком» в это просторном коридоре. Широкие, тяжелые двери. Но вот что способно удержать грозное облако перед своей целью? – Явно не это подобие двери. Грохот и она легко слетела с петель, а за ней в комнату не спеша прошел Хибари. Просторная и красивая комната, хоть вещей было немного. Слева рабочий стол с небольшой кучей документации на ней. Пара небольших стеллажей с различными книгами, фигурками и прочей ерундой. Пол не был покрыт ничем, оставляя ощущения того, что это крайне уютное и домашнее помещение - личные покои да? Слева опять…кровать, на этот раз чуть поменьше. Однако не это отвлекло Кею. На ней (кровати) кто-то сидел к нему спиной. Светлые, растрепанные волосы, сгорбленная осанка и… голый по пояс.
-Каваллоне?
Но фигура не шевелилась. Хибра нахмурился. Подойдя к блондину, он приподнял его лицо за подбородок и…не узнал. Пустые глаза вместе с лицом не выражающим почти никаких эмоций наводили страх. Бледная кожа так отличалась от той смуглой, что когда-то была у Дино. Образ отличался. Кея не знал такого травоядного. Словно вылитая кукла, сделанная тщательно, продумано и со своим скрытым смыслом. Словно не живой человек. Словно не его Дино. Тонфа упала, а пальцы коснулись щеки и дальше по скуле, зарываясь в волосах. И в тот же миг Хранитель облака сжал их, заставляя блондина поднять голову вверх.
Ничего. Никакой реакции. Взглядывать в это лицо, Кея невольно обратил внимания на грудь. Виднелся свежий шрам на плече и пара свежих ссадин, но не это… было важно. Красные пятна. Следы чужих ласк так и красовались на бледной коже. Это был удар ниже пояса, который, впрочем, юноша стерпел. Во взгляде появилась нотка садизма – вернулась та эйфория. Разрушить, убить. И в первую очередь того, кто посмел это сделать. Кто посмел тронуть то, то принадлежать ему. Еще до того момента, как он сказал «да»…

-Я люблю тебя
Яркий солнечный свет, ощущение того, как щекочет трава и тяжесть чужого тела. Хибари глядел на того, кто был всему виновником. Дино Кавланноне. Это очередная тренировка закончилась тем, что сейчас Кея лежал под мужчиной в полуобнаженном виде и выслушивал глупое признание в любви. За такую смелость хотелось убить. Забить. Загрызть. Последнее было вернее, потому что Кея остался без тонф, но это его не очень страшило.
Мягкий взгляд карих глаз и пронизывающий синих.
-Отвали.
Попытка спихнуть наглого травоядного с себя для Хибари не увенчалось успехом. Каваллоне лишь улыбнулся, сильнее прижимаясь к нему, а губы уже поцеловали мочку уха. Такое нежное, но ужасно раздражающее прикосновение. Хибари отвернулся, но лишь затем чтобы потом с силой укусить навязчивого «возлюбленного» за то же ухо. Ситуация могла бы показаться комичной, если бы вдруг алая капля не упала на лицо брюнета, оставаясь кляксой на щеке. Видимо, загрызть, означало серьезно. Но стоило Дино надавить на пах юноши, как хватка Кеи ослабла, а потом он и вовсе отпустил окровавленное ухо. И выражение лица не предвещало тупому коню ничего хорошего. Но блондин лишь, не переставая все улыбаться, слизал собственную кровь с щеки Хибари, получив за это ощутимый пинок между ног. Вздох.
И это первое признание в любви.

-Где?
-На юго-западе, но Ке-сан…
Но Кея уже не слушал, направляясь по шумной улице в указанном направлении. В последнее время он не находил себе место, мотаясь туда-сюда, услышав только список тех, кто был виновником в происшествии с Каваллоне. И находит их. Наказание за случившееся, за все, все, невольно достигает этих извращенцев в виде Хранителя Облака Вонголы. Не то, чтобы все были такими уж виновниками – косвенно, многие из них провинились перед Хибари. Как он решил. Один виновник лишь был, одна сволочь, которая отобрала и использовала его травоядное. И вряд ли он отделается, так же как и все, кто ему помогал. В свою очередь его телохранители, его знакомые и прочие, прочие. Ну, ничего, будут знать.
Сейчас он находился в Праге, на дико шумной улочке центра. Его бы воля – брюнета бы здесь не было, однако возможно именно здесь он найдет того, кого нужно. Проторчал он в ожидании неделю, чтобы убедится, что мистер Цукаса заявится именно сюда и именно в то место, о котором так любезно «рассказал» один из тех, кого Хибари нашел и избил. И сейчас представился шанс, наконец, схватить виновника. И Кея не терпелось наконец-то…
Не хотелось вспоминать те глаза, то выражение лицо… Это было невыносимо. Злость снова начала подниматься и вот-вот вырваться наружу. Но избить было некого, да и в этот раз это ноющее чувство не увянет, не утихнет. Оно хочет добраться лишь до одной цели и лишь тогда будет удовлетворенно… И сейчас эта цель была рядом…
А Прага шумела, жила своей жизнью. В столь красивом городе казалось непривычно видеть современные технологии, видеть людей, ходящими с плеерами и сотовыми телефонами. На той улице, где находился Хибари, все, казалось, дышало историей, старым временем. И это сходило на «нет», заменяясь более новыми многоэтажными зданиями, асфальтированной, а не каменной дорогой…

Это было невыносимо – видеть, как он страдает от собственной слепоты, от бессилия. Но все равно продолжает так же улыбаться, острить, шутить… Кею это раздражало. Тупой конь не показывает своих чувств, таящихся где-то у него в глубине. И… зачем он согласился на операцию, зачем согласился отдать свое зрение? Зачем… этот вопрос резал, мучил изнутри каждый раз, как он видел своего любимого человека. Это больно по-своему и ужасно надоедает. С этим Хибари ничего поделать не может. Он полюбил, он привязался – что тут еще можно сказать? Хищник позволил себя приручить, не теряя впрочем, своих клыков. Он еще мог закусать кого-нибудь до смерти, ничуть об этом не сожалея. Он единственный, Он не такой как все, хоть и ничуть не выделяется среди этих слабаков.
Темные глаза смотрят с сожалением. Что полюбил, что позволил полюбить, что допустил такую оплошность, как привязаться к кому-то. Это его слабость, от которой уже не избавишься, не излечишься. Исчезни она – будет только хуже, больнее. Но Кея не собирался куда-то отпускать свою слабость. О нет, этот человек будет рядом с ним… даже если придется терпеть эту жуткую и совсем не нужную вину, теплеющую где-то внутри. Он будет только с ним, принадлежать будет только ему… Другого Хибари просто не потерпит – даже если это будет касаться семьи Каваллоне. Да плевать….
Это его сокровище.

…-Нет, не надо! Стойте!
Глухой стук и тихий крик. Хибари поднял глаза. Второстепенные враги уничтожены, остался один, один, кого он ненавидит. Синие газа сверкали жестокостью и гневом, как и безумием. Казалось, в них не было и нотки каких-либо добрых чувств, все, что могло отразиться сейчас – это холодность, которая не могла не пугать. Но только бледность и испарины пота показывали, как это травоядное напугано.
Но Кее до этого не было дело. Сейчас он желал одного и вряд ли его кто-то смог бы остановить. Он и так был на предел, после того случая, когда он нашел таки Дино. И сейчас никакой пощады. Никакой. При воспоминании о том моменте, брюнет рванул, выставляя вперед оружие с неистовым пламенем облака. Удар. Но этот глупец как-то умудряется увернуться, что, впрочем, не сильно расстраивает хранителя. Быстрый повторный удар, который пришелся в цель и… с этого моменты Хибари словно окончательно снял с себя то спокойствие, что обычно читалось во всех его движениях. Ненависть, злость, жажда крови, хоть синие глаза оставались непроницаемо холодны.
Он не мог просто с обычной, так свойственной ему безразличием относится к этому противнику. Тот, кто был один из виновников его глубокой раны внутри, из-за кошмаров. Все это мучило, сжигало... и заставляло понимать, что теперь у него есть брешь в своей силе. Та брешь, которая теперь не скроется и от нее не избавиться. И эта брешь – вторая виновница всего этого. Этот чертов, тупой конь…
И сейчас, Цукаса был напуган этим человеком. Он и раньше слышал о силе этого человека, считавшегося самым выдающимся среди хранителей Вонголы. Море раз слышал предупреждения, однако, помимо прочего, считал себя не таким уж и слабым. Ошибся. Жестоко ошибся, недооценив ту сеть информации, которая поступает в руки Хибари. Хранитель облака полностью оправдывает свой атрибут – независим, но чудовищно опасен, если хоть как-то привлечь его ненужное внимание.
Так могло продолжаться долго. Удары, жалкие попытки защититься, которые редко когда заканчивались успехом. Но, в конце концов, прижатый к стене Цукаса заметил перемену в брюнете. Болела губа, а во рту чувствовался привкус крови, все тело ужасно ломило от ударов и зрение подводило мужчину. Состояние было не из самых плохих, учитывая, что обычно Кея предпочитал ломать кости – сразу. А здесь и подавно… Но видимо, у юноши было свои мысли на этот счет.
Он спокойно связал невыносимого мужчину, на последок сказав только одно.
-Не пытайся сбежать.
Пожалуй, первая фраза, сказанная им за все время как он ворвался в эту квартиру и прозвучала она отнюдь не дружелюбно. И Цукаса понимал, что сейчас испытает весь гнев облака, весь гнев этого юноши, стоящего перед ним с горящими синими глазами. Без жалости, без какого-либо оттенка чувств – гнев заменил долг, который обязательно нужно вернуть этому мафиозному главе. И сие привело только к одному: сделать несносному поддонку намного больнее, чтобы понял, что не стоит в следящий раз брать чужое.

-Здравствуйте, я…
В то время Кея не слушал, что говорит этот человек. Даже имени поначалу он не знал – это было не интересно. Окрестив про себя этого человека, как нечто среднее между травоядным и отбросом, хранитель облака терпимо ждал, когда закончится эта встреча. На вопросы своего любовника не отвечал, игнорировал, стараясь справится с искушением достать тонфы и врезать по этому сияющему лицу. Но понимая, что, несмотря на слепоту, Дино прекрасно мог отразить его удар – теперь мог. Естественно, почти беспрерывные тренировки после выписки с Хибари дали нужный результат, но все было недостаточно хорошо, как казалось. Этому Каваллоне еще нужно было тренироваться и тренироваться, а он… А что он? Лезет как всегда в гущу сражений.
Заметив, что все же думает сейчас о том. Кто и так рядом, Кея нахмурился. Это было весьма глупо и непривычно на задании думать о таком. Да, он здесь вообще, чтобы защищать этого никчемного блондина – посему стоит быть повнимательнее. Но опасности не было. Хибари этого даже не ощущал, но это касалось только смертельного исхода дела. Сейчас Дино разговаривал с боссом этой группировки – вот тут то и была проблемка. Эти черные, блестящие глаза говорили за себя. Как можно было настолько открыто желать кого-то? Кого-то чужого и… занятого? Если бы Дино мог видеть… Хибари как-то гадко усмехнулся, направляясь к обоим. Все, с него на сегодня достаточно.
Положив руку на плечо Каваллоне, Кея ощутил, как тот напрягся. Вздохнул еле слышно и чуть улыбнулся. На стороже, да? Хоть одно это уже радует – не будет слабым куском мяса…
-Я ухожу.
-Э? Кея?
Снова вздох. Вот что из того, что он сейчас сказал, было неясно? Он хочет, чтобы хранитель еще задержался? В иные моменты он многого хочет. Встреча и так провалится – этот извращенец не согласится на перемирие сразу. Кея и так мог это сказать, но не думал, что Дино такой уж дурак – не настолько. Так скажите теперь недовольному юноше, какого черта они тратят здесь время?
Видимо Дино прекрасно понял, в каком Кея настроении, поэтому быстро попрощался с Цукасой, не заметив недовольного взгляда, как и тона в голосе, сказавшего: «До встречи». Сейчас босса Каваллоне заботила лишь удаляющая спина любимого, которую он нагнал без труда. Аура недовольства так и сквозила повсюду, будто указывая направление.
-Не злись! Поедем вместе…

Хибари усмехнулся, ломая очередную кость на этот раз плечевого сустава. Где-то краем сознания слышал дикий крик. Он долго искал, долго боролся с этим желание – и вот, оно исполнено. Перед ним сидел окровавленный, бледный и полностью сломленный человек. Цукаса даже выговорить и слова не мог, бормоча только себе понятные слоги. Затуманенные глаза, показывающие, что сознание уже явно на границы бытия. Запутанные длинные и окровавленные волосы, прилипшие так мерзко к коже. Измятый, запачканный дорогой костюм, что некогда «сиял» своим великолепием – теперь от него осталось лишь слово: костюм. Впрочем, как от «человека» - человек.
Мужчина был на грани гибели, что не удивляло. Но Кея задумчиво оглядел его с ног до головы. Ему было трудно прорваться в эту квартиру – точнее мучительно долго. Столько людей пришлось покалечить, убрать с дороги – смести, наконец. А сейчас брюнет был здесь, в это залитой лунным светом комнате, с прозрачными тюлями, массивным и красивым столом с кучей бумаг, которые теперь почти все валялись на полу… и два силуэта. Один полусидящий, другой присевший рядом.
Кея наконец встал. Время вышло. Скоро сюда прибудет Вонгола, потому что, скорее всего Кусакабе сообщил этому мальчишке Саваде, где они находятся. Не удивительно. Он любил так делать, правда на промежутке какого-то времени – только как сам Хибари здесь закончит. И дело завершено. Этот человек больше не сможет взять оружие, скорее всего, останется калекой и даже не сможет ходить. Но для хранителя это ничего не имело значения. Лишь раз юноша заглянул в глаза того, кого так сильно ненавидел в последние месяцы.
Шаг назад. Полные пустые глаза – Кея добил Цукасу и морально. Своими чувствами, своим поведением, болевым шоком наконец. Что может сломить человека? Множество вариантов, учитывая ситуацию, в которой этот человек оказался.
Но Хибари Кеи уже не было здесь. Лишь ветер качнул тюли при лунном свете, измазанные чужой кровью. Лишь тишина здесь была почетным гостем. Казалось, тихого дыхания раненного мафиози не было слышно. Тишина. Словно дар молчания.

Эпилог.
Хибари впервые шагнул в этот дом, после такого длительного отсутствия. Очень длительного. После того, как он нашел Дино, юноша все равно не возвращался сюда, словно о чем-то задумавшись, каждый раз, когда речь заходит об этом доме, где он раньше жил. Он не мог опять видеть это травоядное в таком состоянии, которое так не понравилось ему. Раздражало. И этот человек когда-то был сильнее его? И… вышел из такой ситуации психологической, глубокой травмой? Это злило, но, правда, отличалось от той злости, которую испытывал Кея на Цукасу. Если в тот момент ему хотелось порвать врага так, чтобы он запомнил это надолго, то здесь все проще: преподать одному парнокопытному урок. Но, увы, это тоже не было возможно сделать. Каваллоне охраняли как зеницу ока. Не то, чтобы это мешало особенно Хибари, но шума поднимать он не хотел. И видеть лишний раз эти пустые глаза – тоже.
Тихий вздох. Так почему он здесь? Не вытерпел. Банально надоело грызть самого себя. Винить кого-то, однако так и не показываться на глаза одного человека. И не видеть его. Вряд ли Дино еще осознавал, где находится – о состоянии блондина Кея ничего не знал. Сплошные задания, круговорот событий и масса отелей. Надоело все до чертиков, зелененьких перед глазами. И из-за своего раздражения Кея сейчас был здесь. Готовый уже на что угодно, лишь бы перестать корить себя самого изнутри. Больше всего он не любил это.
И когда находится тот, кто подталкивает его к такому. Сколько лет, сколько месяцев, сколько дней они вместе? Хибари не слышал, как скрипнула та лестница, которую он терпеть не мог, и с который все время Каваллоне «летал». Он принял эти дурацкие, сентиментальные чувства еще тогда и не отказывался от них. Скрип. Прогнулась ступенька под весом юноши, а вокруг сплошная тишина. Так что же? Что же теперь? Он не бросит того, кого любит. Не бросит того, кто дарил ему столько тепла, получая взамен в иной момент лишь холодный взгляд… Но и видеть такого Дино Каваллоне было выше сил Кеи. Тот, кто считался сильным. Хибари же не мог его победить – только драться на равных, а в последнее время и не пытался. Тренировки со слепым – лишь тренировки. Нет жалости, но нет и такого буйства, что обычно испытывает хранитель облака. Тень. Вот и первый живой человек в лице подчиненного семьи мустанга. Мужчина сразу узнал Хибари, потому что ни раз и не два почти всем довелось видеть Хранителя облака рядом с боссом. Не раз и не два… А Кея легко прошел мимо, даже не обращая внимания на что-то или кого-то. Не сейчас – ему не нужны пустые слова глупых травоядных. Ему бы услышать один единственный голос, смех, но и то – это не возможно! Лишь неясные хрипы. Как сложно идти, как сложно преодолевать то чувство – забить до смерти, закусать… Наружу не рвались слезы, не рвались стоны – лишь нечеловеческий крик. Он обещал быть рядом. Обещал… Грош цена его словам, но все равно… так хотелось…
Кея берется за ручку двери, в которой находится Дино. Состояние не изменилось – это он успел прочитать по лицам телохранителей. Не лучше, не хуже, лучше… разница? Когда уж закончится этот кошмар? Кея не знал. В данный момент юноша ничего не мог сделать, это было не в его силах. Как все равны перед смертью, перед чувствами. Равны – нет сильных или слабых. Слабых… Слаб ли Хибари? О да, брешь у него имеется. Как говорилось ранее. И большая…. Как оказалась.
Тихий щелчок – брюнет вошел в комнату. Дино полусидит на кровати, невидящим взглядом смотря в окно. А за ним конец лета, уже прохладный воздух и зелень листьев обещает сменится разноцветными и яркими красками… но до этого нет дела этому человеку. Он все всматривался во что-то, не замечая, что к нему пришел посетитель. В простой рубашке, спортивных, будто домашних штанах… Но это не имело значения. В пустых глаза отражалось только небо.
-Эй.
Ответа Хибари не было. Он так и застыл на пороге, с пристальными синими глазами. Но через секунду уже подошел ближе, уже сел на край кровати, всматриваясь в такие знакомые черты лица, блеклые и бледные. Раны зажили, но не душевные. Хоть Кея и понятия не имел, что говорил врач, когда ставил диагноз – это было не нужно. Взгляд все такой же – слепой. И дело было вовсе не в зрении.
Я люблю тебя…
-Лгун.
Хибари протянул руку, касаясь кончиками пальцев тыльной стороны ладони. Теплый. Несмотря на какое-то зловещее и мертвое состояние – Дино был теплым. Как прежде. Тихий очередной вздох. Брюнет прикрыл глаза, наклонившись и ударившись лбом о плечо глупого коня. Секунда – никакой реакции.
Всегда буду рядом…
-Зачем же ты…
Голос был тихим, без эмоций, но звенел в этой тишине комнаты, которую могло нарушить только его речь. Может птицы щебетали за окном. Может кто-то работал или просто уезжал из этого дома. Без разницы. Для Кеи было тихо. Он мог говорить один из двух людей, что находились в спальне. Только он…
…обещаю, никогда не предам тебя.
-…Обещал? Твои слова лживы, сквозят неправдой…
Кея не хотел больше здесь оставаться. Внутри все кипели – нужна была разрядка. Кричать! Убить! Забить! Без разницы... но не сейчас. Юноша не мог отняться от плеча любимого человека. Опять уйти, опять оставить… и тело, словно прочитав эти мысли, не двигалось. Хранитель ничего не мог поделать, кроме как поддаться это слабости, которой так хотел давно. Пять минут, всего пять минут слушать это едва слышное обычно, но такое громкое сейчас сердцебиение. А следом за ним чувствовалось тихое и спокойное дыхание… и тепло. То живительное и такое чужеродное тепло. Хибари понял, что задерживается, что нужно идти – он не мог просидеть здесь всю жизнь – гордость не позволит. Чуть вздрогнув, юноша, наконец, отнял голову от плеча на пару миллиметров, как до его уха долетел неясный звук. Сердце замерло. Глаза взметнулись, внимательно всматриваясь в лицо, а рука хранителя чувствовала, как дрогнула та, чужая, что он все время сжимал.
Еле ощутимый аромат зеленого чая…
-Ке...я.

@темы: Хибари Кёя, fanfiction, TYL!, PG, Dino Cavallone, AMV